Идеи дизайна

Эко-стиль

Эко-стиль на самом деле, конечно, никакой не стиль в дизайне, скорее образ жизни. Однако у нас его упрямо продолжают называть именно стилем. И воспринимают более поверхностно, визуально. На западе направлению, а скорее даже философии, дали термин ecodesign — это когда предметы, заполняющие человеческую жизнь, рассматриваются комплексно. Ведется подсчет ресурсов, затраченных на их создание, анализ долговечности материалов, минимизируются загрязнения — в этой истории нет незначительных факторов.

С изобретением железобетона и началом века технократии, жилое пространство в высокоразвитых странах в прямом и переносном смыслах удалялось от земли с все возрастающей скоростью. Затем появился пластик, сегодня — 3d-принтер. Закономерно, что на этапе, когда человек получил возможность воссоздавать необходимое для жизни самостоятельно, не выращивая и не собирая, — от обратного появилась потребность в живом, многие задумались о возвращении к природе. Европейцы и японцы почти синхронно пришли к выводу, несмотря на отличия в философских доктринах: дерево, растения, вода, камень — обязательные элементы человеческого существования. Далее уже оставалось полшага до идеи бережного отношения к окружающему миру. На этапе, когда дышать стало трудно, а бетон практически вытеснил кирпич, когда выяснилось, что на разложение пластика уходят десятилетия — произошла попытка избежать намечающихся печальных перспектив. Парадоксально, что лучшие эко-проекты порождаются умами в высокоразвитых странах (от понимания необходимости) с тем же успехом, что и в странах третьего мира (вопреки неизбежности, и по причине отсутствия высокотехнологичного производства — легче срезать дерево, чем создать искусственный заменитель). Цели — разные, а результат — один.

Нельзя сказать, что эко строго противостоит технократии, как любят сгущать краски многие. В качестве примера можно привести Алвара Аалто, «отца модернизма», проектировавшего дома с прорастающими сквозь крыши деревьями, обвитыми вьюнами.

Еще ранее в богатом на растительные орнаменты модерне с его философией жизнепроизрастания и природной асимметричности, перенесенной в жилое пространство в пику симметрии и анфиладности предыдущих эпох, тема возвращения к природе звучала в полный голос. Эко — ядро большинства национальных стилей: скандинавского, японского традиционализма (наиболее близкого по духу и содержанию), кантри, средиземноморского, африканского, и далее по карте.

Эко-дизайн— в первую очередь не только натуральные материалы, но и воспроизведенные в них природные мотивы. Лучшей иллюстрацией для этого постулата служат работы Грега Классена. Как он сам пишет о себе: «Я один человек — я не компания. Я муж, отец и художник. Я также вдохновлен прекрасным миром за порогом моего дома. Я живу на Тихоокеанском Северо-Западе и черпаю вдохновение от деревьев, рек и на полях».

Грег и правда «создает», не «производит». Предметы, им созданные, не повторяются, как неповторима и разнообразна сама природа.

Интересно, что в молодости Грег получил богословскую степень, прежде чем занялся изучением древесины на Калифорнийском побережье, а затем в островной шведской деревне, где он обучался у знаменитых мебельных мастеров. Далее пришли слава, признание, публикации и награды. Работы Грега Классена покоряют своей простотой и воссозданием природы в формах и материалах. Его лучшее творение — стол «с ручьем», протекающим меж двух древесных берегов, образ идеального соблазна.

Еще одна отличительная черта направления — продуманность в мелочах. Как в природе не бывает ничего случайного и ненужного, так в интерьере и предметах эко не бывает ничего спорящего с функционалом и предназначением, все предельно просто: если ткани, то натуральные, если деревья — только живые, если столик предназначен для игры с детьми — то это будет конструктор. Испанская студия 3Patas по праву гордится таким столом, в столешнице которого крепятся две трехногие табуретки мал—малого меньше (отсюда название — 3×3). Их с легкостью можно снять (целиком, или только ножки открутить), заменив на удобные вместительные чаши. В чаши отлично укладываются фрукты или карандаши, конструктор. В собранном виде столик не занимает много места. Просто и идейно. Благодаря разборной конструкции владельцы могут сами регулировать свое пространство. И здесь мы приходим к еще одной характеристике: предпочитающий эко — «человек-играющий».

Этот проект, между прочим и вполне заслуженно, стал лауреатом премии Silver Delta Award в номинации «промышленный дизайн» FADfest в Барселоне.

Сейчас трудно сказать с уверенностью, но скорее всего эко-дизайн перешел в жилое пространство из офисных помещений Запада, где движение за озеленение возникло около двадцати лет тому назад. Помимо выращивания растений, эко подразумевает вторичную переработку сырья и заботу об окружающем мире. Так что если вы решились придерживаться направления, то готовьтесь к поливу растений, сдаче макулатуры, экономии воды, электроэнергии и бумаги.

Еще один эко-предмет, и снова стол (как оказалось, для эко-дизайна это едва ли не самый удобный предмет воплощения смелых идей) — «Abyss» от художника Кристофера Дафф из «Duffy London». По сути, автор создал модель океанского дна в поперечном разрезе: скульптурно скрепив несколько слоев стекла и примерно сорок прослоек редкой древесины, он лихо сымитировал вид из иллюминатора батискафа. Фирма ограничила линейку двадцатью пятью экземплярами, что характерно для детищ Кристофера — его контора специализируется на изготовлении концептуальной авторской мебели, такой, как «стол на воздушных шарах», барная стойка с качелями, «падающий стол» и другие им подобные.

Возвращаясь к теме бережного отношения к природе — в качестве примера приведем проект кровати от Джо Мануса, американского дизайнера из штата Джорджиа, создавшего собственную студию «Shiner». Предметы интерьера Джо создает из отработанных материалов. Изначально такой подход позволял творить, не вкладываясь, а со временем эволюционировал в дизайн-концепцию. Одно из лучших творений студии — кровать-качалка Mood Rocking Bed, продающаяся в двух вариациях: на стальной раме и раме из вторично переработанной древесины. Усилия компании вдохновляют — перед нами фантастический пример того, как дизайн и социальная ответственность не только не конфликтуют, но и приносят высокую прибыль за счет идей, а не дороговизны материалов.

Главнымэлементом эко-интерьера все же остаются растения, в первую очередь — висячие сады. Невозможно сдержаться и не напомнить про Навуходоносора II и террасный сад в Вавилоне… Правда, в итоге выяснилось, что Семирамида — мифологический персонаж, — легендарная царица Ассирии, прообразом которой послужила действительно существовавшая ассирийская царица Шаммурамат, жившая в начале 800-х годо в. до н. э., на самом деле не имевшая никакого отношения к известным садам. Как и сам Навуходоносор II. Древние авторы приписывают Семирамиде основание Вавилона, возводят к ней не только все ассиро-вавилонские памятники, но и персидские, зиккураты, не говоря уже о предмете нашего разговора, висячих садах...

Стефани Далли, ученый из Оксфордского университета, не так давно пришла к выводу, что сады были построены ассирийцами на севере Месопотамии, в современном Ираке, а не их главными врагами вавилонянами на юге. И подвиг этот совершил ассирийский царь Сенаххериб в Ниневии, своей столице. Территория города при этом удивительном и воинственном правителе была увеличена и укреплена, проложены новые прямые улицы (нарушившего геометрию в наказание сажали на крыше его же дома — умирать на палящем солнце). На искусственной платформе из кирпичей высотой в 30 метров и площадью превышавшей 10 га были сооружены храмы, дворец, и высажен великолепный парк редких растений. Для снабжения города водой под полив выстроены 18 каналов. Ученый нашла клинописное описание «непревзойденного дворца» авторства самого правителя, где он описывает винтовую систему подвода воды, изобретение, опередившее Архимедово на 4 века, ставшую реальностью благодаря изобретению литья из бронзы.

Сегодня мало кого удивишь висячими садами, хотя и по сей день особо удачные проекты делают знаменитыми их авторов; с завидным постоянством такие инсталляции украшают мировые дизайнерские выставки. Разновидность поменьше, так сказать «квартирный формат» фитостены — фитомодуль и фитокартина (съемные конструкции).

R&Sie (n)’s пошли еще дальше — создали экспериментальный дом, который как только поэтично ни называют, в частности — «заколдованным лесом из темной сказки». Скрытое от случайных взглядов в типичном парижском дворе, двухэтажное строение окутано плотной стеной растений на сети из опор и сетки. 1200 кустов папоротника подпитываются специальной смесью, бродящей в 300 стеклянных емкостях, похожих на гигантские ягоды малины, специально выдутых для этого проекта итальянскими мастерами. За папоротниковой стеной — бетонная коробка дома в 130 м.кв., с внешней изоляцией, из огромных окон которой открывается вид во двор. Определенно, жизнь в таком доме требует недюжинной дисциплины. Достаточно представить себе, каково это — ухаживать за столь капризной собственностью, и с легкостью начинаешь верить в рассказы о городских ведьмах и их алхимических экспериментах, поддерживающих флору удивительного дома.

Другие интересные статьи